BBC: “Почему в России переплачивают за лекарства и можно ли это исправить”

Цены на одни и те же лекарства в тендерах разных госзаказчиков отличаются в несколько раз, иногда – в 10-20 раз. Помощник президента России Андрей Белоусов предложил исправить это, создав единого поставщика для иностранных препаратов. Но решит ли это проблему? Расчеты Би-би-си показывают, что нет.

Предполагается, что это будет некоммерческая структура в ведении минздрава России. Через нее будут проходить закупки на 200 млрд рублей ежегодно. Это примерно 60% рынка лекарственного госзаказа.

В письме Белоусова президенту Владимиру Путину, которое цитировала газета “Ведомости”, говорилось, что создание единого поставщика позволит государству сэкономить за счет большего объема закупок и ликвидации частных поставщиков.

Как будет сочетаться работа новой организации, если она появится, с работой минздрава и Национальной иммунобиологической компании, пока неясно.

Минздрав централизованно покупает препараты для лечения ВИЧ и дорогостоящие лекарства по программе “Семь высокозатратных нозологий”. А Национальная иммунобиологическая компания поставляет вакцины в медицинские учреждения, а также лекарства для Федеральной службы исполнения наказаний.

Сейчас идею обсуждают на совещаниях при минздраве, сказал собеседник Русской службы Би-би-си, близкий к этому министерству. В минздраве и минпромторге официально не прокомментировали эту информацию, а в Федеральной антимонопольной службе (ФАС) отказались от комментариев.

Но анализ госзакупок, который провел Би-би-си, показывает, что самый большой разброс цен – в закупках российских, а не иностранных препаратов.

При закупках половины из 450 лекарственных позиций самая высокая и низкая цены отличались в 1,5 и больше раз.

Для 46% закупок препаратов российского производства разница в цене самой дешевой и дорогой закупки составляла более чем два раза. В случае с иностранными препаратами такой разрыв в цене был у пятой части закупок.

Как отличаются цены в разных закупках одних и тех же российских препаратов

Доля препаратов с разным разбегом по цене между самой дорогой и дешевой закупкой:

Среди российских препаратов нашлось 13 позиций из 95 позиций, где разница между самой низкой и самой высокой закупочной стоимостью отличается больше, чем в пять раз. Среди иностранных препаратов таких позиций 14 из 336.

Как отличаются цены в разных закупках одних и тех же иностранных препаратов

Доля препаратов с разным разбегом по цене между самой дорогой и дешевой закупкой:

“Основной объем импортных препаратов – под патентом. Тут меньше конкуренции и колебания цены не такие большие. А российские препараты на 90% дженерики. И разные производители конкурируют между собой. В итоге цены на них могут отличаться в разы”, – говорит вице-президент по маркетингу российской компании “Биокад” Олег Павловский.

Белгородская аномалия

Показательный для российского рынка пример. Два покупателя – департамент здравоохранения Ярославской области и минздрав Рязанской области – весной 2017 года купили для своих пациентов препарат от лейкоза иматиниб. Средняя цена в 2017 году на иматиниб в Центральной федеральном округе, в которых входят эти области, составила 8 тыс. рублей.

Но Ярославская область заплатила 7 тыс. рублей за упаковку, а Рязанская – 56 тыс. рублей. Они купили по 30 пачек лекарства под одним брендом в одинаковой дозировке российского “Фармсинтеза”.

В конце года то же лекарство купил Белгородский онкодиспансер. Ему удалось сбить цену до 2,4 тыс. рублей.

Все они действовали в рамках закона. Просто некоторым госзаказчиками удается добиться лучших условий от поставщиков.

Иматиниб – это один из самых продаваемых онкопрепаратов, который онкологи по всему миру используют с 90-х. Изначально в России продавалась оригинальная версия под брендом “Гливек” производства Novartis. Но в 2013 году на него истек патент, и на рынке появились российские дженерики. И цены рухнули.

Максимальную цену на этот препарат минздрав регулирует, так как он входит в список жизненноважных лекарств. Максимальная цена для иматиниба в России в 2013 году составляла 60 тыс. рублей за оригинальный препарат. В 2018 году российский препарат стоил уже 3 тыс. рублей.

Оригинал по-прежнему разрешается покупать за те же деньги, но у госзаказчиков есть более дешевые альтернативы.

Оптом не дешевле?

Почему закупки именно иностранных препаратов предлагает консолидировать помощник президента Белоусов, непонятно, возмущается представитель российского подразделения одной из иностранных фармкомпаний. Он считает, что эта идея призвана “дразнить и поддавливать” участников рынка.

“Запрещать иностранные таблетки тоже собирались, – напоминает он. – Пошумели и успокоились”.

Но некоторые эксперты считают, что консолидация закупок будет полезна российскому рынку.

“Чем больше объем поставки, тем меньше цена за единицу продукции. Поэтому действительно консолидация поставки может привести к снижению стоимости товаров”, – рассуждает директор департамента внешних связей фармкомпании Stada Иван Глушков.

В 2017 году в России централизовали закупки препаратов против ВИЧ. В итоге, по данным “Коалиции по готовности к лечению”, снижение цен произошло на все лекарства на 1-82% в зависимости от препарата.

Цены удалось снизить в ходе переговоров на межведомственной комиссии с участием представителей минздрава, минпромторга и ФАС с представителями фармкомпаний, говорит руководитель отдела мониторинга коалиции Алексей Михайлов. Сыграли роль большой объем закупок и то, что вышли новые дженерики.

Но снижения цен при оптовых закупках можно добиться только для недорогих товаров ежедневного потребления, где больше всего на конечную стоимость продукта влияет стоимость сырья и логистики, спорит Павловский из “Биокада”.

В дорогостоящих препаратах основу стоимости составляют научные разработки, клинические исследования. “Объемом никаким образом цену не снизить”, – считает он.

Путь к плановой системе

Опрошенные Русской службой Би-би-си эксперты считают передачу закупок всех иностранных препаратов одной структуре трудновыполнимой и рискованной.

Централизация некоторых групп препаратов нужна, как, например, дорогостоящих лекарств от редких заболеваний и препаратов против ВИЧ, но централизация всего рынка приведет к созданию “неповоротливого и неэффективного монстра”, опасается Павловский.

“Мы вернемся к плановой экономике с пятилетками, которые показали свою неэффективность”, – говорит он.

У минздрава и Национальной иммунобиологической компании уже были перебои с поставками, от которых страдали пациенты, напоминает Глушков из компании Stada. Кроме того, по его словам, треть пациентов с ВИЧ вообще не получает лечение. А в Казахстане, где закупки централизованы через “СК-Фармация”, недавно на нескольких чиновников завели уголовные дела. Так что централизация не спасет от коррупции, считает Глушков.

“Очень хочется не переплачивать перекупщикам, но все понимают, что это сделать невозможно”, – говорит профессор фармацевтической практики Сколковского института науки и технологии Дмитрий Кулиш. По его мнению, дальше слов это решение не пойдет.

Как мы считали

Русская служба Би-би-си сравнила разброс цен, по которым госзаказчики покупали одинаковые лекарства. Данные были предоставлены аналитической компанией Headway company.

Мы проанализировали базу данных из 11 тыс. закупок за 2017 года на 450 товарных позиций. Под товарной позицией понимались лекарства одного бренда, в одной фасовке и дозировке. Исследовали закупки Центрального федерального округа, чтобы логистическое плечо как можно меньше влияло на разницу в цене.

Учитывались только закупки препаратов, средняя среди вариантов цен превышала 10 тыс. рублей.

Мы не учитывали экстремально низкие и экстремально высокие цены, по которым госзаказчики покупали лекарства, если из документации не было понятно, чем обоснована цена. Мы также не учитывали данные по 10 позициям,по названиям которых нельзя определить, российский это препарат или нет.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-45972446

Оставить комментарий